Статьи Светотехнический бизнес: после спада — реорганизация

Статьи

Светотехнический бизнес: после спада — реорганизация

Светотехнический бизнес_1

Экономический кризис оставил архитекторов без работы, равно как и светодизайнеров. Теперь, когда экономика набирает обороты, в этом секторе появляются широкие перспективы и безграничные возможности.

Последствия Великой рецессии, которая явилась следствием ипотечного и финансового кризиса 2007-08 гг., привели не просто к остановке строительного бума, наблюдавшегося в середине 2000-х гг. В светотехнической промышленности длительный спад и медленное восстановление способствовали также многочисленным преобразованиям в кадровом потенциале, распределении ответственности и специфических способах обмена информацией.

Масштабное увеличение безработицы после 2008 г. не сказалось на рынке архитектурных услуг. Если положение в архитектуре рассматривать как диагностический показатель тенденций во всем широком секторе дизайна и строительства, или даже в экономике в целом, то постепенное улучшение в этой области является воодушевляющей предпосылкой. Architecture Billings Index Американского института архитекторов   показывает, что с 2012 года в строительной отрасли отмечается рост объемов деятельности и увеличивается спрос на дизайнерские услуги. В прошлом году, впервые с 2007 года, ежемесячный индекс был гораздо чаще выше 50 — что указывает на рост объемов контрактов. В 2013 году результаты были еще более обнадеживающие: показатель ниже 50 был отмечен только в одном месяце – в апреле.

Исследование стоимости  рабочей силы 2012 года, опубликованное Международной ассоциацией светодизайнеров (IALD), представило другой аспект положения  в секторе. С 2008 по 2010 год доходы сократились примерно в 70% компаниях, отобранных для испытания (среднее чистое падение составило 10,4 процента). Показатели за 2012 год стабилизировались, хотя и не достигли уровня 2008 года, с особо резким увеличением валового дохода на одного штатного работника (оценка проводилась как в отношении всего персонала в целом, так и конкретно для светодизайнеров).

Компании ответили на спад самыми разнообразными решениями на тему «как делать больше с меньшими затратами»: сокращение персонала, незаполненные вакансии, уменьшение вознаграждения, отказ от аутсорсинга и выполнение задач силами самой компании, а также постепенное расширение доходной базы за пределы архитектурного светодизайна или изменение секторов для реализации проектов.

Как утверждают авторы этого исследования IALD, данные цифры и модели требуют осторожного толкования, потому что объем выборки был относительно небольшим (182 респондента, из которых не все ответили на все вопросы опроса) — меньше, чем в отчетах за 2006, 2008 и 2010 годы. Тем не менее, эти статистические данные подтверждают мнения отдельных экспертов о том, что структура рабочей силы изменяется по мере улучшения общей экономической ситуации.

Том Вартон (Tom Warton), глава и директор компании «Vode Lighting»в Сономе, штат Калифорния, подтверждает, что его коллеги рассказывают ему о подъеме в их бизнесе. Данные о продажах компании «Vode» свидетельствуют о росте бизнеса. «В настоящий момент сумма выставленных счетов, — говорит он, — вдвое больше по сравнению с тем же периодом прошлого года. Мы отмечаем рост продаж светодиодной продукции, но думаю, что это всё  является, скорее, нашим ответом рецессии  – увеличением активности в продажах и расширением деятельности».

Дерек Портер (Derek Porter), который является главным дизайнером студии «Derel Porter Studio»  в Нью-Йорке и одновременно директором программы по светодизайну для магистров изобразительных искусств в School of Constructed Environments, также ощущает дух ускорения и как преподаватель,  и как наставник. «Сегодня, — говорит он, — практически все наши студенты работают, еще не закончив обучение».

Так как объем работ увеличивается, компании не просто продолжают с того уровня, где они прекратили свою деятельность. В сочетании с тремя важными факторами: быстрое развитие светодиодной и прочих технологий, рост интереса к экологическому дизайну от нишевого рынка до включения в отраслевые правила и нормы, а также растущий международный строительный рынок — восстановление дизайнерской и строительной промышленностей проходит уже в изменившихся условиях.

Ведущие специалисты в области освещения отмечают множество изменений, которые привели к явлениям, выгодным для одних профессий, неблагоприятным для других и содействующим завышенным ожиданиям со стороны многих клиентов. Когда заказов на работы было мало и архитекторы выполняли работу по фактической стоимости (или даже ниже), просто чтобы выжить, этим воспользовались заказчики, и у них сформировались необоснованно завышенные требования относительно стоимости и сроков работ. Сейчас, когда объемы работ возросли, достигнув прежнего уровня, требования остаются прежними, и это справедливо не только в отношении архитекторов.

«Это то, о чем сейчас говорят все мои коллеги», — говорит Пол Заферу (Paul Zaferiou), директор компании «Lam Partners» в Кембридже, штат Массачусетс. «Мы идем на первую встречу, и это как поезд, покинувший станцию и двигающийся со скоростью 30 миль в час, а нам приходится бежать по шпалам, чтобы зацепиться за вагон».

Опустошение среднего звена компаний

По словам Заферу, в годы безработицы сокращения распределялись неравномерно по разным уровням организационной структуры. Он говорит, что «в компаниях любого размера есть руководители высшего уровня, которые являются акционерами, и есть множество молодых людей на самом низшем уровне, которые поднимаются по карьерной лестнице. Имеется и замечательное среднее звено — люди, работающие в компании в течение 10, 12, 15 лет, которые являются основой этих компаний. Они обладают накопленным объемом знаний и освоили множество специализаций. Они прошли через этап создания компании и знают все подводные камни. Они обладают хорошими коммуникативными навыками… Но чаще всего именно эти люди попадают под сокращение».

Заферу не одинок в своих наблюдениях. «До кризиса, — говорит Портер,- экономика двигалась со скоростью 1000 миль в час. … Если вам нужен был ведущий специалист с опытом работы, который смог бы возглавить работу команды людей и взять на себя управление более крупными и сложными проектами, чего не мог сделать малоопытный сотрудник, то таких людей было очень сложно найти, потому что они, как правило, крепко укоренились в своих компаниях». Когда количество проектов значительно уменьшилось, руководство компании часто сокращало заработную плату именно этих специалистов.

При сокращении этого важнейшего сегмента рабочих кадров молодые специалисты, недавно окончившие школы, стали быстрее получать повышение в организациях. Заферу и другие отмечают, что технические знания этих недавних выпускников как нельзя лучше подходят для отрасли, претерпевающей технологическую революцию, где на ведущее место выходят светодиоды, управление с использованием полупроводниковых приборов и программное обеспечение информационного моделирования зданий. Представители цифрового поколения имеют врожденную склонность к использованию новейших аналитических инструментов. Зачастую у них больше времени занимает ознакомление с рабочими процедурами, а также формирование дизайнерской интуиции.

«Я думаю, что от них ожидается больше. Когда новый сотрудник вникает в работу, ему приходится часто слышать:  «Вы не знаете, чего вы не знаете», — говорит Скотт Хершман (Scott Hershman), исполнительный вице-президент по разработке проектов и продукции в новой компании по производству осветительных приборов «LF Illumination» (первоначально эта компания называлась «LightForms», но затем была переименована в «LF Illumination») вЧатсуорте, штат Калифорния, и сопредседатель Совета по ресурсам в индустрии освещения (LIRC) (LIRC был основан в 1996 г. в качестве филиала IALD для производителей осветительного оборудования.)

«У вас есть новые дизайнеры, которые в совершенстве владеют программой Revit и используют новейшее программное обеспечение, — говорит Хершман, — но это не обязательно означает, что они знают, как применять их в дизайне. Это инструмент; они умеют использовать этот инструмент, но не обязательно знают что именно нужно делать с ним».

Хершман добавляет, что сложность цепочки поставок осветительного оборудования и процедур спецификации, когда дизайнеры «спрашивают о том, что собирается приобрести другая сторона, установить третья, а поставить четвертая», означает, что тот, кто недавно занимается этой работой, может не знать «всех остальных людей, участвующих в этом процессе, которые могут помочь… или могут сорвать проект».

Талант молодежи против опыта экспертов

«Это студенты, которые высокого мнения о себе», — говорит Портер. «Они организованы и прекрасно выражают свои мысли… могут быстро выполнять большие объемы работ». Один из его бывших студентов, закончивший обучение около пяти лет назад, в свои 20 лет является восходящей звездой светотехнической группы в Нью-Йоркском офисе компании «Arup». «Другой студент, — вспоминает он, — всего спустя два года после выпуска из школы как-то упомянул в разговоре с ним, что едет в Китай на встречу с клиентом». «Я подумал: «Ты едешь в Китай на встречу с клиентом? Каков масштаб этого проекта? И какой у вас есть опыт?»,- говорит Портер. «С одной стороны, я думаю, что это мелочь, с другой стороны, я думаю, что это довольно необычно».

При этом, так как менее опытный персонал берет на себя больше ответственности, вместе с увольнением персонала среднего звена иногда устраняются важные аспекты институциональной памяти, такие как способы своевременного исполнения проектов и соблюдения бюджета, умение соотнести красивый и функциональный дизайн с соблюдением спецификаций в обстановке, где краткосрочные инженерные преимущества могут преобладать над основными аспектами проекта.

Отношения как с архитекторами, так и с клиентами, как отмечает Заферу, все более включают компонент технического образования — область, где традиционно преуспевало «среднее звено».

«Во многих проектах мы помогаем архитектору разработать компонент дневного освещения здания, потому что архитекторы, на самом деле, не обучены этому», — говорит Заферу. — Многие архитекторы думают, что чем больше дневного света, тем лучше, но на самом деле часто все наоборот. Большинство архитекторов зачастую просто не понимают сути».

Аргумент для инвестиций в обновленное дневное освещение включает как показатели освещения, так и оценки влияния на состояние людей. «Вы можете обращать внимание на киловатт-часы и на то, сколько вы экономите энергии, и если вы инвестировали 100 000 долларов США в улучшение системы дневного освещения, то окупаемость в архитектурных долларах действительно трудно обосновать. Но если в большом офисе вы увеличили производительность на 1 процент, то вы заплатите за любые архитектурные обновления и модернизацию освещения в 10 раз быстрее. Рабочая сила является для вас самым большим капиталовложением».

Сокращение специалистов с опытом и неумение приводить долгосрочные разъяснительные аргументы могут подорвать способность компании увеличить стоимость проекта или убедить клиентов в стоимости, основанной на опыте специалистов компании.

«Мы не только разрабатываем и документируем светодизайн, но мы должны объяснить всем нашим клиентам, почему мы делаем это, почему мы используем в данном случае светодиоды вместо флуоресцентных ламп или почему флуоресцентные лампы наиболее подходят для этого проекта», — говорит Заферу. — Это огромная разъяснительная работа, но мы всегда гордимся тем, что просвещаем наших клиентов».

Компании «Lam Partners», которая имеет разнообразный портфель коммерческих, культурных, гражданских, академических, научных и медицинских проектов, удалось пережить кризис 2008 г. без потери персонала.

Заферу отчасти приписывает это обстоятельство, которому нельзя не позавидовать – философии, созданной основателем компании Уилльямом Ламом. Она заключается во взаимопонимании членов команды компании и  многочисленных внутренних стимулах для профессионального развития.

Меры, предпринятые для сохранения всех сотрудников в компании, были не совсем популярными: «Чтобы сохранить конкурентоспособность, — добавляет Заферу, — нам пришлось выполнять работу за смехотворно низкую плату, и поэтому было необходимо научиться делить объем услуг, что является для нас самой трудной задачей, потому что мы любим делать все от начала и до конца».

Не каждая компания оказалась в таком же положении. Разговоры с коллегами на отраслевых конференциях дают представление об их положении. «Те, которые действительно процветают и имеют много заказов, — говорит Заферу, — смогли отойти от старой пирамидальной схемы, на вершине которой располагаются директора, группа людей находится в середине, и в основе – огромное количество рядовых сотрудников. Может быть, это явилось результатом «опустошения среднего звена», но то, что они сделали — это расширили именно среднее звено … Они набрали на работу в компанию молодых людей, которые решают огромные сложные и интересные задачи».

Бретт Андерсен (Brett Andersen), директор компании «Focus Lighting» , Нью-Йорк, работает в данной сфере в течение 17 лет и соглашается с тем, что рамки его профессии расширяются. «Мои сверстники – это ребята, которые прошли в компаниях путь снизу вверх, и некоторые из них теперь работают на себя и открывают свои компании, — говорит он. – Новое поколение специалистов в области освещения …вполне комфортно чувствует себя в среде быстроразвивающихся технологий. Я думаю, что суть квалификации и то, что делает светодизайнера успешным, фактически не изменилось  — и остается неизменным на протяжении поколений. Но новички должны спокойно относиться к постоянному поиску новой информации и новой технологии».

Вначале — эйфория, затем — реальность

После первоначального этапа, который Заферу и его коллеги называют «мифы и чудеса светодиодов», светодиодный рынок несколько стабилизировался относительно технических характеристик продукции. Тем не менее, с появлением новых разработок в области модулей и радиаторов, которые выходят на рынок примерно каждые шесть месяцев, архитекторам и светодизайнерам приходится следить за слишком большим количеством новых продуктов.

Расчеты энергоэффективности, необходимые для сертификации LED, и нормы, которые становятся все более строгими, делают опыт светодизайнеров еще более важным. Новое строительство в Китае, Индии и на Ближнем Востоке также является причиной увеличивающегося спроса как на дизайнерские услуги, так и на услуги подрядчиков.

Уменьшение профессионального опыта и головокружительная быстрота в выполнении работ могут стать тревожным сочетанием. Графики строительства выполняются на скорую руку, — говорит Заферу, — и едва хватает времени изучить документацию, чтобы убедиться, что полученный инвентарь подходит. Существует огромная вероятность совершения ошибок или некачественного выполнения работ».

Как отмечает Портер, сектор светодизайна намного меньше сектора архитектуры, и если бы до финансового краха «архитектурная промышленность развивалась быстрыми темпами», «скажем, с 80-процентной мощностью, то светотехнической промышленности пришлось бы работать с использованием мощностей на 120 процентов, чтобы не отстать от потребностей архитектуры. В нынешней ситуации,  если допустить, что архитектура работает при 50 процентах мощности, это значит, что светотехническая отрасль работает при 80- или 90-процентной мощности». Если спрос на услуги будет и далее повышаться и многие уволенные старшие сотрудники не вернутся, молодому поколению придется стать лидерами.

«Риск возникает, когда все светодизайнеры рассматриваются архитекторами или владельцем как равные, — отмечает Андерсен. – Небольшая молодая компания не может иметь такой же накопленный опыт, как компания, работающая на этом рынке два десятилетия, и составление многих важнейших рекомендаций, которые должен давать светодизайнер, без наличия надлежащего опыта,  представляет большой риск для клиента: финансовый риск, риск ответственности и риск для общего успеха проекта».

Он советует клиентам на время забыть о «красивых картинках» и выполнить домашнюю работу — оценить компанию, поговорить с владельцами и архитекторами прошлых проектов о результатах ее работы по организации совместной работы по проектированию, управлению проектами и формированию бюджета.

Как отмечает Хершман, сотрудник компании «LightForms», молодые светодизайнеры на новых ответственных должностях привносят в сообщество  IALD неуемную энергию, чему способствует трехлетняя инициатива по поддержке перспективных специалистов светодизайна.

Благодаря IALD и LIRC, которые содействуют профессиональному развитию светодизайнеров в течение первых пяти лет их практической работы, как Хершман, так и Уортон, сотрудник компании «Vode Lighting», общаются с молодыми дизайнерами. И, так как членство в IALD является обязательным, эта программа способствует притоку в ассоциацию «свежей крови». Это является беспроигрышным вариантом и для ассоциации, и для «новичков», которым необходимо объединить свою академическую, теоретическую и техническую подготовку с ценным практическим опытом, которым могут поделиться старшие наставники. Общество инженеров-светотехников также помнит о необходимости наставничества для молодых участников ассоциации и они реализуют собственную программу информационно-разъяснительной работы с однодневным семинаром в качестве предварительного этапа ежегодной конференции.

«Современный рынок является «дикой гонкой», — говорит Заферу, — становясь каждый день приключением для тех, кто готов работать больше, чем когда-либо. Не отступайте от своих принципов только потому, что владелец или подрядчик хочет обойти правила, — говорит он. — Подрядчик свяжется с владельцем и скажет: «Знаете, мы поможем вам сэкономить 50 000 долларов США, если вы будете использовать эти дешевые детали». В определенный момент вам придется поставить точку и сказать: «То, что вы предлагаете мне сделать, ниже того, что, по моему мнению, является приемлемыми стандартами». Это очень трудно сделать, когда вы молоды и очень голодны, и хотите получить эту работу. Но вы должны уметь бороться за лучшее качество».

 

 

Comments are closed.